zagulska (zagulska) wrote,
zagulska
zagulska

Categories:

ДОНБАСС: ВЛАСТЬ ПРОДОЛЖАЕТ ВОЙНУ

ДОНБАСС: ВЛАСТЬ ПРОДОЛЖАЕТ ВОЙНУ – 1

Ольга Загульская

Если проанализировать сложившиеся обстоятельства, то понятно, что украинская власть не только хочет закрыть вопрос Донбасса, она хочет сделать это как можно скорее. В то же время очевидно, что Киев все так же исключает даже малейший учет позиции восставшего региона и продолжает следовать линии его полного подавления. Военным, блокадным, дипломатическим способом, уж как получится.

И хочется, и колется

Вокруг республик сосредоточены хорошо вооруженные (как для Украины) мощные ударные группировки, уже поступает военно-техническая помощь из-за рубежа, имеется политическая поддержка от США и Евросоюза, что создает неплохие шансы на военную победу в случае наступления.

Но не вызывает сомнения отчаянное сопротивление армии ДНР–ЛНР, что приведет к большим жертвам среди украинских силовиков. Победы над сепаратистами любой человеческой ценой в большинстве своем хотят только те, кто сам или его родственники не на передовой. Остальные новых сотен погибших больше не простят. Нужно иметь в виду и то, что в случае наступления неминуемы большие жертвы среди мирного населения. Ведь объектами атаки будут большие города, к тому же, теперь зима. Неотапливаемые укрытия – это тоже смерть. И здесь уже следует ожидать негодования международных правозащитных и общественных организаций.

И военнослужащие, отбыв в зоне АТО положенный строк, будут требовать возвращения домой, а провести мобилизацию, чтобы организовать им замену, как показывает опыт, проблематично. Кроме того, новую армию мало набрать, нужно, чтобы она могла воевать, в том числе умела обращаться с полученным из-за рубежа оружием и техникой. Т.е. наступать лучше с тем составом, что уже есть. Если провести ротацию, с возобновлением боевых действий придется подождать.

С погодой также нельзя не считаться. Чем глубже зима, тем большая вероятность низких температур, сильных ветров, интенсивных снегопадов, что усложняет не только передвижение войск, но и работу артиллерии и авиации. О том, что Киев намеревается снова использовать боевую авиацию, свидетельствует его просьба к Германии о поставках авиадвигателей и переброска в зону АТО новых вертолетов.

Несмотря на ограничения на применение военной силы, власть все же выжидает удобного момента, чтобы ее задействовать и интенсивно к этому готовится. Ибо только в таком случае можно полностью подавить донбасское сопротивление, снять с повестки дня вопрос амнистии участникам протестного движения и взять все мандаты на местных выборах и на довыборах в Верховную Раду. Без введения военного положения успехов в этих делах не достичь.

За продолжение боевых действий власть цепляется и по более фундаментальным причинам. Молчат орудия – нет оснований позиционировать себя в качестве жертвы российской агрессии и на этой базе выпрашивать иностранное оружие и присоединение к НАТО как гарантию долгого и безнаказанного властвования. Прекращаются перестрелки – теряет смысл антитеррористическая операция и ее финансирование как средство отмывания государственных денег. Как еще можно под одобрительные возгласы патриотов вывести из бюджета 90 миллиардов гривен, пятую его часть? Да и власти ДНР–ЛНР уже не назовешь ни боевиками, ни террористами. Если не захватить их в плен и не привлечь к ответственности за разрушения и загубленные человеческие жизни, на скамью подсудимых придется садиться самим. Нет боестолкновений – как удерживать подальше от столицы невменяемые и безудержные в правонарушениях добровольческие отряды? В стране устанавливается мир – на первый план выходят экономические провалы власти и бедственное положение людей. Чем оправдываться и чем отвлекать их внимание? Особенно в свете того, что давно уже заработано на судьбу Чаушеску.

А если предвидится наступление, то, конечно же, всячески саботируется выполнение 4-го пункта минского меморандума от 19 сентября об отводе тяжелого вооружения на 15 км с каждой стороны, что дает возможность создать зону прекращения применения оружия шириной не менее 30 км.

В то же время, украинская власть, уверяя мировое сообщество в своих миролюбивых устремлениях, не может открыто поступать иначе. Кивание же на «боевиков-террористов», якобы не прекращающих обстрелов позиций украинской армии и стреляющих в самих себя, имеет свои пределы. По большому счету, эти посылы в мировом восприятии уже утратили силу единственно верной трактовки событий, свидетельством чему является возрождение минского формата разрешения кризиса, где ДНР–ЛНР являются важными действующими лицами, и второе перемирие.

Многие европейские и мировые политики и государственные деятели применение военной силы из арсенала средств урегулирования ситуации на Донбассе попросту исключили. Они искренне желают скорейшего прекращения огня. Судя по выступлениям, к таковым, например, принадлежат Генсек ООН Пан Ги Мун, недавний председатель ОБСЕ Дидье Бургхальтер, глава МИД ФРН Франк-Вальтер Штайнмайер, глава МИД Бельгии Дидье Рейндерс.

В Европе все чаще выступают за уважительный диалог с мятежным регионом, учет его требований, вовлечение в разработку новой Конституции и других законодательных актов, обеспечение ему настоящего самоуправления. А кто-нибудь может себе представить, чтобы Порошенко, Яценюк, Парубий, Наливайченко, Турчинов, Аваков, не говоря уже о комбатах добровольческих отрядов, последовали этим советам Старого Света?

Да ни в жизнь! Мысли этой клики только о том, чтобы как можно суровее наказать всех, кто ей сопротивляется. В ее планах – заставить Донбасс жить по разработанным в Киеве правилам, т. е. без сантиментов к России, без российского телевидения, без российских фильмов, без привычных героев, памятников и праздников, без своего виденья истории и внешнеполитического курса страны, зато с люстрацией, с портретами Бандеры и «героями» АТО в школах, с почтением к националистам, с русским языком только на кухне, с бесконечной пропагандой, с лживым и воинствующим украинским телевидением, с не пробивной стеной на границе с Россией.

Между тем, самым действенным методом сохранения единства Украины является покаяние власти и всех, кто ее поддерживает, перед Юго-Востоком. Они должны стать на колени и сказать: это мы во всем виноваты, мы показали пример неправового поведения, мы дали вам основание остерегаться за свою судьбу, мы применяли к вам ничем неоправданную силу, мы понимаем, что вам с нами-убийцами в одной стране жить невозможно, поэтому ради сохранения Украины в прежних пределах и нерушимого мира в ней мы уходим из властных кабинетов и готовы понести заслуженное наказание за совершенные преступления.

Не убьем оружием, так заморим голодом

Лишившись карт-бланша на умиротворение Донбасса по-американски, т. е. с применением военной силы, власть начала изобретать новые методы для достижения этой цели, в частности, экономическую блокаду.

Сегодня, однако, можно констатировать, что эта мера желаемого результата не принесла. Несмотря на все мыслимые и немыслимые издевательства над жителями ДНР–ЛНР, они в большинстве своем с насиженных мест не уезжают, в т. ч. работники, которых к этому принуждают в приказном порядке. Предприятия, которые власть обязала закрыть, избранные на ноябрьских выборах местные руководители берут под свое управление. Они же налаживают быт людей, в связи с чем масштабных восстаний против «боевиков» не предвидится. А Порошенко не может пожаловаться Меркель, что «террористы» не позволили посреди зимы остановить работу предприятий ТЭК и наладили выплату пенсий и социальных пособий, спасая таким образом людей от холодной и голодной смерти, на которую их умышленно обрек гарант.

Ничего хорошего не сулит и продовольственная и медицинская блокада. Чем плотнее она будет, тем больше товаров будет поступать из России. И снова таки, требовать прекращения этих поставок – слишком уж одиозно и мало кем в мире будет приветствоваться. В последнее время один только Генсек НАТО Йенс Столтенберг позволил себе публично осудить российские гумконвои. Не имея прежней мировой поддержки, не может им противиться и власть.

Усугублять гуманитарную ситуацию, к тому же, не позволяет цивилизованная, человечная часть мира, а Россия, чем может, помогает. Это способ достижения цели, таким образом, утратил свою жизнеспособность в зародыше, хотя попытки изгнать людей с неподконтрольных территорий путем превращения их жизни в ад продолжаются. Имею в виду существенное ограничение передвижения людей и транспорта через линию соприкосновения, введенное с 4 января.

Да и сама экономическая блокада ДНР–ЛНР долго продолжаться не может. Во-первых, остановка работы предприятий наносит большой ущерб самой Украине, поскольку не создается валовый внутренний продукт и не платятся налоги. Во-вторых, чем дольше простой, тем тяжелее возобновить работу после ожидаемой победы. В-третьих, углубляется гуманитарная катастрофа, что чревато гневной реакцией международных организаций, даже Евросоюза. Хоть у кого-то там совесть и сострадание должны быть.

Экономический упадок страны и пустая казна создают трудности для постоянной и мощной подпитки расположенной на Донбассе военной группировки. Предоставляемая Западом помощь покрывает только малую часть необходимых военных затрат. Увеличение финансирования армии за счет существенного сокращения других статей бюджета неминуемо выльется в нешуточные общественные волнения. Людям, которым снижают и так небольшой заработок и лишают работы, их детей обрекают на необразованность и пожизненную нищету, просто ничего другого не останется делать, как собираться на улицах и протестовать. Пусть только статьи главной сметы страны начнут воплощаться в жизнь. А усмирять одновременно Донбасс и всю остальную страну не по силам. От несения службы на Востоке нужно высвободить хотя бы Нацгвардию, что возможно, если на неподконтрольные территории войдет армия. К слову, на патрулирование Одессы Нацгвардия с автоматами вышла уже. Наверное, город считается самым опасным в плане готовности восстать против социально-экономической политики правительства.

Экономический кризис уже ощущается в полной мере. Реальностью стало истощение золотовалютных резервов, падение производства, удешевление национальной валюты, стремительное увеличение размера задолженности по зарплате. По оценкам МВФ, обнародованным Financial Times, без дополнительных 15 млрд дол. уже до конца года Украину ждет финансовый коллапс и дефолт по суверенным обязательствам. То, что страна банкрот, публично признал министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус, а ее преддефолтное состояние – сам премьер Яценюк.

В виду выше перечисленных неблагоприятных обстоятельств, в деле завоевания Донбасса остается уповать на одну Россию, то бишь, на усиление санкций против нее. Расчет делается на то, что под этим давлением Москва таки откажется от какой-либо поддержки жителей самопровозглашенных республик, что, кроме всего прочего, будет для них весомым деморализующим фактором. И их или удастся взять силой, или принудить к сдаче голодом и холодом.

Относительно антироссийских санкций, как средства разрешения украинской проблемы, на евроатлантическом пространстве имеется довольно широкий консенсус. Давление на РФ путем создания ей неприятностей экономического характера – это и есть дипломатический путь выхода из кризиса в понимании Обамы и Меркель. Кроме того ожидается, что после получения Украиной статуса приоритетного союзника США вне НАТО американцы будут разговаривать с РФ в новой ипостаси – с позиций хозяев нашей страны, т. е. станут относиться к Донбассу, как к своей территории и с соответствующим рвением будут возвращать его под контроль Киева.

Миротворцы поневоле

Какой бы ни была позиция США, большинство стран и организаций заточены на мирное разрешение конфликта, что вынуждает разбавлять обстрелы неподконтрольного Донбасса переговорами с его представителями. Но и из этой нужды найден выход. Власть или выставляет неприемлемые условиями, или не скрепляет достигнутые договоренности подписями.

Итак, 1 декабря в ходе консультаций в рамках работы Совместного центра по контролю и координации вопросов, связанных с режимом прекращения огня и стабилизацией обстановки (СЦКК), конфликтующие стороны договорились о полном его прекращении по всей линии соприкосновения. Данное соглашение должно было вступить в силу 5 декабря, а уже 6 декабря должен был начаться вывод тяжелой техники.

Эта новость тут же была опубликована на сайте ОБСЕ и очень обрадовала ООН. Если прекращение огня будет эффективным и принесет результаты, заявил официальный представитель Генсека ООН Стефан Дюжаррик, ООН будет воодушевлять всех участников конфликта работать над тем, чтобы положить ему конец. Это поможет спасти жизни, восстановить порядок и оказывать гуманитарную помощь, – резюмировал он.

2 декабря состоялось очередное заседание рабочей группы по наработке механизма решений о прекращении огня, где было решено прекратить стрельбу в донецком аэропорту с 17 часов, но документов не было подписано и устные договоренности были нарушены.

Тем не менее, поздно вечером появилось сообщение, что Совместная группа по соблюдению режима прекращения огня при посредничестве ОБСЕ и РФ договорилась о прекращении стрельбы в целом. Контроль за выполнением перемирия возложили на специальные центры, личный состав которых должен формироваться из представителей вооруженных сил Украины, ДНР–ЛНР и РФ при участии ОБСЕ. Центры должны были заработать в полном режиме с 4 декабря. Но и эти договоренности не были скреплены подписями.

Представители ЛНР пришли к выводу, что украинская сторона, хотя и инициировала перемирие, начала юлить, и все же надеялись, что 3 декабря на встрече контактной группы в Луганске соответствующие документы будут подписаны, также будет согласована дата практической реализации достигнутых договоренностей.

Представитель ДНР были не столь оптимистичны и, по словам спикера Народного совета Андрея Пургина, рассчитывали достичь прогресса к 9–10 декабря.

Европа, тем временем, стала все настойчивее требовать продолжения минского процесса. «Минский протокол, меморандум представляют собой единственную согласованную сторонами основу, и они должны быть незамедлительно выполнены», – заявила 4 декабря Верховный представитель ЕС по внешней политике Федерика Могерини, выступая на заседании Совета министров иностранных дел в Базеле.

В тот же день Порошенко, взяв на вооружение принцип «если процесс нельзя остановить, то его нужно возглавить», провел совещание с руководителями силовых ведомств, по результатам которого было решено ввести режим тишины с 9 часов 9 декабря. Оно было доведено к сведению украинских представителей в СЦКК. Вследствие, была достигнута устная договоренность о прекращении огня без каких-либо предварительных условий. Обсуждение условий и параметров настоящего перемирия было отложено до минской встречи, которая ожидалась в конце следующей недели или позже.

Скоро стало понятно, что президентская отмашка на перемирие еще и пиар-акция накануне министерского заседания ОБСЕ в Базеле. Глава украинского МИД Павел Климкин получил возможность представить власть как таковую, которая предпринимает конкретные шаги для прекращения огня.

Причем время президентского решения (4 декабря) было выбрано так, чтобы ко дню встречи глав дипломатических ведомств стран-членов ОБСЕ (5 декабря) физически невозможно было реализовать самую главную договоренность от 1 декабря – приступить к отводу тяжелой техники.

Уже 4 декабря стало понятно, что этой процедуры в планах власти нет вообще. Во-первых, Порошенко с силовиками обсуждали действия на случай невыполнения минских договоренностей «боевиками», что равносильно намерениям самим их сорвать. Во-вторых, власть вводила не режим тишины, а день тишины, и это тоже говорит о том, что в дальнейшем обстрелы минимум не исключались. В-третьих, власть предусмотрительно ограничилась устными договоренностями, а от них всегда можно отказаться.

И если 4 декабря планы власти на продолжение войны на фоне риторики о перемирии можно было только предугадывать, обратив внимание на ряд признаков, то 5 декабря они предстали воочию. Порошенко проанонсировал свою поездку в зону АТО и передачу военным более 100 единиц тяжелого вооружения: бронетранспортеры, танки, самоходные артиллерийские установки, вертолеты. Встречаясь с военнослужащими, верховный главнокомандующий всячески вдохновлял их на новые ратные дела, что не имело бы смысла при настрое на мир.

Порошенко не планировал следующей минской встречи. Не вступать в диалог с легитимированными через выборы представителями ДНР–ЛНР, даже на уровне Леонида Кучмы, не имеющего к нынешней власти никакого отношения – его принципиальная позиция. Его уступка мироподстрекателям ограничивалась кратковременным прекращением огня и то с пользой для военной операции. За короткое время мы сделали техническое перевооружение, восстановили боеспособность частей, нарастили их количество, – скажет он 13 декабря во время совещания с руководителями силовых ведомств. Принятая накануне резолюция Палаты Представителей Конгресса США под номером 758, выставляющая Россию исчадием ада, позволяла и дальше игнорировать внешнюю установку на мир и выстраивать политику относительно Донбасса согласно своему личному усмотрению.

Но тут случилось непредвиденное. Франсуа Олланд по дороге из Казахстана домой сделал посадку в Москве для переговоров с Владимиром Путиным и оба высказались за продолжение минских переговоров. В ходе последовавшей за этим часовой телефонной беседы с французским президентом Порошенко ничего не оставалось, как согласиться с этим предложением. Голубка с оливковой ветвью в клюве, как он позиционирует себя перед европейцами, не может главе Пятой республики сказать: «я хочу вести войну до истребления последнего сопротивляющегося».

Во исполнение обещания Олланду Порошенко 7 декабря переговорил со специальным представителем действующего председателя ОБСЕ в составе Трехсторонней контактной группы по реализации мирного плана на Донбассе Хайди Тальявини. Навешав ей лапши на уши о своем миротворческом устремлении, он предложил провести очередную минскую встречу как можно скорее, уже 9 декабря. Под эту встречу, собственно, и был назначен день тишины, хотя ранее говорили о том, что переговоры начнутся через некоторое время после прекращения перестрелок. Тальявини, по всему видно, согласилась.

Получив согласие спецпредставителя ОБСЕ, Порошенко стал вести задуманную ранее самостоятельную игру. Минскую встречу 9 декабря он рассматривала не иначе как площадку, на которой власть еще раз заявит, что идя на перемирие, дает возможность врагу остановиться, а также огласит свои требования. Прекращение огня и отвод тяжелого вооружения будут поставлены в зависимость от того, будут ли их выполнять «боевики».

Еще одна задача – не допустить к участию в переговорах представителей ДНР–ЛНР, и дата минской встречи создавала для этого условия, поскольку республики еще не разработали своих предложений.

И если бы 9 декабря в Минск съехались все участники контактной группы, а представителей республик там бы не было, то это как раз та ситуация, о которой власть просто мечтает. Не говоря уже о волне возмущения по поводу срыва переговоров «боевиками», которые только о том и думают, чтобы продолжать свою террористическую деятельность.

Следует обратить внимание и на виденье процедуры прекращения огня властью, в частности, президентом. 6 декабря он обозначил ее следующим образом: 9 декабря – день тишины и переговоры в Минске, в случае достижения результата, устраивающего власть, через 30 дней начинается отвод тяжелого вооружения и техники с линии соприкосновения, и миссия ОБСЕ приступает к мониторингу режима прекращения огня в безопасной зоне.

Но все понимают, что соприкосновение войск противоборствующих сторон чревато возобновлением перестрелок. Чем дольше находиться в таком состоянии, тем большая вероятность того, что у кого-то сдадут нервы, не говоря уже о ситуации, когда одна из сторон имеет в нарушении перемирия интерес. Власть, таким образом, вынужденно вступив в процесс по мирному урегулированию, еще на месяц продолжала себе возможность обстреливать населенные пункты, в первую очередь донецкий аэропорт, который она не теряет надежды захватить.

В то же время по договоренностям военных в рамках СЦКК режим прекращения огня не был ограничен в строках. Бессрочность его действия подтвердили и начальник Генштаба главнокомандующий ВСУ Виктор Муженко, и министр обороны Степан Полторак. Тем не менее, спикер ИАЦ СНБО Андрей Лысенко, как и президент, заявил, что режим тишины объявлен всего лишь на сутки, и только по истечении этого времени будет принято решение о его возможном продлении.

Такую же позицию (затишье только в день переговоров) занимала и СБУ. Когда окончательно стало понятно, что 9 декабря минская встреча не состоится, начальник главного следственного управления СБУ Василий Вовк согласился, что режим прекращения огня может продлиться до следующей возможной даты переговоров, т. е. 12 декабря, когда он будет закреплен соответствующими документами. А свою подпись украинская сторона поставила бы только тогда, когда удовлетворила бы все свои запросы.

Утром 10 декабря, по словам того же Лысенко, решения высшего руководства о продлении режима тишины еще не было. Он также сообщил, что за сутки ополченцы более 10 раз обстреливали позиции украинских силовиков (республики заявили о 7 случаях), формируя таким образом обоснование возможного отказа продолжать перемирие. Но под влиянием внешних факторов власть не смогла ограничить режим тишины одним днем.

Следует напомнить, что проект графика вывода войск из района конфликта, согласованный представителями Совместного центра по контролю и координации прекращения огня в середине ноября, предусматривал двухдневное перемирие, отвод тяжелой техники в течение пяти дней и разделение сил по линии контакта в течение 21 дня.

Такую же схему имели в виду и республики – отвод техники через 2 дня режима тишины.

В полдень 10 декабря было извещено, что режим тишины будет продолжен. Хотя обстрелы и продолжаются, – отметил Лысенко, но наблюдается многократное сокращение их числа.

Через три дня Управление ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) назвало прекращение огня и отсутствие жертв среди мирного населения успехом. Удовлетворение от уменьшения насилия высказал и председатель Еврокомссии Жан-Клод Юнкер. Даже вице-президент США Джо Байден в телефонном разговоре с Порошенко 15 декабря приветствовал соглашение о прекращении огня и его соблюдение.

Положительные оценки установившегося режима тишины со стороны мировых лидеров и международных правозащитных организаций не позволяют идти по ранее намеченному плану. И Порошенко ничего не остается, как говорить, что появились признаки того, что прекращение огня может стать реальностью.

Продолжение следует
Tags: перспективы Донбасса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments