zagulska (zagulska) wrote,
zagulska
zagulska

Category:

ДОНБАСС: ВЛАСТЬ ПРОДОЛЖАЕТ ВОЙНУ

ДОНБАСС: ВЛАСТЬ ПРОДОЛЖАЕТ ВОЙНУ – 3

Ольга Загульская

Принуждение к переговорам с республиками

Назначенную Порошенко дату переговоров (9 декабря) представители ДНР–ЛНР не приняли, объяснив свою позицию тем, что до этого дня не успеют подготовить свои предложения по всем накопившимся вопросам. Да и доехать до Минска никто не успеет. Они согласовали свою дату (12 декабря), а также настаивали на своей повестке дня: 1) режим тишины и отвод артиллерии и систем залпового огня; 2) обмен пленными по согласованным спискам; 3) поэтапное снятие Украиной экономической блокады Донбасса; 4) введение в действие законов «Об особом статусе Донбасса» и «Об амнистии».

Весь день 8 декабря власть настаивала на том, что переговоры переноситься не будут. И только поздно вечером начальник главного следственного управления СБУ Василий Вовк в эфире программы «Свобода слова» на ICTV высказался за возможность их переноса на дату, определенную республиками.

9 декабря относительно следующей даты заседания контактной группы власть держала интригу: и не отказывалась, и не вносила ясности.

В то же время мировому сообществу власть в лице МИД не уставала говорить, как страстно она желает скорейшего проведения минской встречи, даже участие незаконных вооруженных формирований ее нисколечки не смущает, вся загвоздка, мол, в противоположной стороне. И Порошенко подтвердил, что переговоры могут состояться 12 декабря.

Глава ДНР Александр Захарченко высказал пожелание видеть за столом переговоров представителей украинской власти, Леонид Кучма таковым не является. Он всего лишь уполномоченное властью связующе звено между ею и республиками.

Для разрешения возникшей проблемы ОБСЕ выступила с инициативой провести 10 декабря скайп-конференцию участников переговорного процесса. В ее ходе должна была быть назначена дата минской встречи и обсуждаться повестка дня. Киев был против включения в нее пункты о поэтапном снятии экономической блокады и введения закона об особом статусе Донбасса. Под вечер близкий к переговорам источник заявил, что Киев не планирует проводить в ближайшее время видеоконференцию.

10 декабря в 14 часов, как и было оговорено, представители республик пришли на видеопереговоры, но украинская сторона их отменила, не удосужившись объяснить причину. СБУ даже опровергла информацию, что между участниками минских переговоров была договоренность проводить конференцию по скайп-связи.

Причина срыва контакта в завуалированном виде была озвучена где-то через час. Посол по особым поручениям МИД Дмитрий Кулеба, описав все прелести минского формата, подчеркнул настроенность власти на урегулирование ситуации и указал, что «нам нужен четкий сигнал, что другая сторона готова не просто встречаться, а встречаться с целью достижения позитивного результата». Иными словами, власть заявила, что хочет гарантий согласия республик на выставленные ею требования, ну и, конечно же, снятия пунктов, которые ее не устраивают.

На самом деле власть вернулась к своей прежней позиции – не контактировать с неподконтрольными территориями вообще. Поскольку прямо сказать об этом она не может, соответствующий сигнал послал представитель Украины на первых двух раундах переговоров Леонид Кучма. Встреча контактной группы в ближайшее время нецелесообразна, заявил он, республики, мол, не могут обеспечить режим прекращения огня.

Более откровенно высказался близкий к власти директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев: «Надо ждать, когда эти самопровозглашенные образования полностью экономически и хозяйственно провалятся и обанкротятся».

Не думаю, что Леонид Данилович категорический противник переговоров с «боевиками», иначе он поставил бы свою подпись под известным заявлением Кравчука и Ющенко. Кроме того, помню, что, будучи действующим президентом, он не только не отказывался от диалога с предводителями протестов 2000–2004 годов, но и сам призывал к ним. Но, как я понимаю, Кучме угрожают возобновлением уголовного преследования по делу Гонгадзе. И не случайно же в день в день видеоконференции, таки состоявшейся 19 декабря, глава СБУ Валентин Наливайченко потребовал, чтобы Апелляционный суд Киева рассматривал жалобу на приговор Алексея Пукача публично, чтобы тот мог во всеуслышанье назвать имена заказчиков убийства журналиста. Какие имена назовет арестант, гадать не надо.

С 11 декабря власть начала почти что открыто саботировать переговоры. Андрей Лысенко заявил, что их продолжение под вопросом.

Однако украинская власть, пытаясь выглядеть белой и пушистой, сама поставила себя в положение, когда может препятствовать мирному урегулированию, но не может его прекратить. «Я не знаю никаких препятствий… Я знаю, что минские переговоры должны состояться», – заявил тогда глава наблюдательной миссии ОБСЕ в Украине Эртугрул Апакан. Такую же позицию занял председатель ОБСЕ Дидье Буркхальтер: «Я призываю все стороны конфликта на востоке Украины придерживаться своих обязательств и без промедления возобновить контакты и консультации, направленные на полное соблюдение минских договоренностей по форме и существу».

13 декабря появилась информация, что встреча в Минске может состояться 19 декабря. Власти объясняли перенос переговоров несогласием «боевиков» на обмен пленными по формуле «все на всех», притом, что именно ополченцы выступили с такой инициативой и никогда от нее не отступали. Также стало известно, что к подписанию готовится альтернативный тому, что был подписан 5 сентября, документ.

14 декабря состоялся разговор Меркель и Олланда с Порошенко, в ходе которого европейские лидеры выступили за скорейшую встречу трехсторонней контактной группы и продолжение диалога в «нормандском» формате. По сути дела, украинскому президенту не только указали, что ему следует двигаться в русле минского процесса, но и дали понять, что лично будут требовать от него отчета по выполнению его пунктов.

В тот же день Сергей Лавров имел встречу с госсекретарем США Джоном Керри, и там тоже акцентировалась необходимость последовательного выполнения минских договоренностей и скорейшего созыва с этой целью Контактной группы. Такую же цель преследовал глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер: «Я надеюсь, что мы сможем уговорить стороны-участницы договориться о встрече контактной группы еще до Рождества (католического), и на этой встрече прийти к окончательным договоренностям касательно линии прекращения огня».

И уже 15 декабря замглавы АП Валерий Чалый резко сменил риторику. Очередная встреча контактной группы должна состояться в максимально сжатые строки, – заявил он. Более того, Киев готов вести переговоры с Москвой, чтобы ускорить проведение новой встречи в Минске. В ответ республики сообщили, что готовы к переговорам и ждут решения Киева о направлении его представителей в Минск. Сами они делают все, чтобы встреча состоялась как можно скорее, выйти в скайп готовы в любую минуту.

Белоруссия сообщила, что для очередной встречи готова предоставить площадку в считанные часы.

В то же время республики заявили, что Украина всячески отказывается от всевозможных контактов и от уточнения даты, что свидетельствует о ее не заинтересованности в продолжении разговора.  Поэтому 15 декабря ЛНР  официально обратилась к Киеву с предложением о созыве встречи Контактной группы.

Положительного ответа, ясное дело, не поступило. Власти ДНР даже сказали, что неизвестно в каком году эта встреча состоится. Тем не менее, они подчеркивали, что готовы на любой формат контакта: встреча, переговоры, скайп-конференция, и на любую дату, поскольку затягивание с продолжением диалога чревато нарушением хрупкого перемирия. Соглашаясь на многое, ДНР–ЛНР все же настаивали на ряде условий: прежнем количестве участников (т. е. без ЕС и США) и внятной позиции Киева по вопросам прекращения экономической блокады и законе о статусе Донбасса.

16 декабря по инициативе Владимира Путина состоялся еще один телефонный разговор с Порошенко при участии Меркель и Олланда. Снова была отмечена важность скорейшего заседания Контактной группы. Кроме того, договорились о продолжении в ближайший период телефонных контактов.

На волне ожиданий необратимого прекращения огня со стороны большей части мира 17 декабря Порошенко вынужден был согласиться на минскую встречу, о чем объявил на пресс-конференции в Варшаве после переговоров с президентом Польши. Заседание должно было состояться 21 декабря, воскресенье. 18–19 числа ожидалась видеоконференция.

Но даже после громогласных заявлений президента по поводу очередной встречи в белорусской столице власть продолжала юлить касательно ее проведения. Мы точно еще не можем сказать точную дату этой встречи, – заявил 18 декабря Андрей Лысенко.

ОБСЕ, тем не менее, сообщило, что идет окончательное согласование повестки дня, в которую должны войти четыре вопроса: разведение тяжелых вооружений; обмен насильственно удерживаемых лиц (и есть позитивные признаки того, что это будет проведено по формуле «всех на всех»), гуманитарная помощь Донбассу и экономический блок, который подразумевает установление экономических связей между Донбассом и Киевом. Дипломаты ожидают встречи контактной группы в ближайшие дни.

Вечером появилась информация, что видеоконференция участников Контактной группы предварительно назначена на 19 декабря. До начала дистанционного контакта власти ДНР назвали оптимальной датой минских переговоров 22 или 23 декабря. Они же сообщили, что формат скайп-конференции остается прежним и не предполагает участие в ней ЕС и США.

Главы МИД РФ и Германии Сергей Лавров и Франк-Вальтер Штайнмайер в развитие телефонной беседы лидеров стран-участниц «нормандского» формата в телефонном разговоре подчеркнули необходимость не только проведения в ближайшее время очередного заседания контактной группы, но и налаживания инклюзивного внутриукраинского диалога, а также обеспечение потребностей мирного населения в конфликтном регионе.

Отдельную беседу глава германского внешнеполитического ведомства имел с ярко выраженным сторонником войны премьером Арсением Яценюком.

В 14 часов общение конфликтующих сторон началось. Но, как и следовало ожидать, исходя из настроя украинской власти, окончилось безрезультатно. Не пришли к согласию ни относительного даты нового раунда переговоров, ни относительно повестки дня. Денис Пушилин возможность встречи даже отнес аж под конец года. Впрочем, определенный круг вопросов все же был согласован, в частности, обмен пленными по принципу «всех на всех».  Начальник Главного следственного управления СБУ Василий Вовк позже заявил, что скайп-конференция продолжится в 22 часа. Но этого не случилось. Воскресная встреча в Минске, таким образом, не состоялась. Не была согласована и дата встречи в белорусской столице. Полпред ЛНР Владислав Дейнего заявил, что прежде чем принять окончательное решение о времени встречи, необходимо доработать ее повестку, однако представители республик готовы выехать в Минск в любое время.

Выйти из минского процесса у украинской власти, тем не менее, не получилось. Хотя Порошенко и удалось представить Меркель состоявшуюся, но безрезультатную видеоконференцию как позитивный сдвиг на пути выполнения минских договоренностей, позитив для него лично на этом закончился. Немецкий канцлер настояла, что ключевым все таки является проведение встречи Контактной группы, причем в ближайшее время. Более того, в числе актуальных задач остается отвод войск.

Ранее такое же мнение высказал Франк-Вальтер Штайнмайер: «Сейчас происходит видеоконференция. Хорошо бы, чтобы после этой конференции состоялась и физическая встреча между всеми участниками минских переговоров, чтобы уже в воскресенье, возможно, состоялась такая встреча, для этого мы должны работать, и для этого существуют основания».

В свете полученных установок Порошенко во время встречи с белорусским президентом 21 декабря вынужден был всячески восхвалять значимость минских договоренностей, говорить о восстановлении их интенсивности. «Они признаны ООН, Европейским Союзом, странами большой двадцатки и фактически являются безальтернативной моделью деэскалации ситуации на части территории Донецкой и Луганской областей», – сказал он.

Первая половина дня 22 декабря касательно даты переговоров прошла под знаком полной неопределенности. Республики продолжали подчеркивать, что отсрочка мирных переговоров обостряет ситуацию на линии разграничения, украинские военные все чаще нарушают режим тишины.

Чтобы сдвинуть процесс с места вновь пришлось снова задействовать «нормандский» формат. Вечером, как и следовало ожидать, лидеры России, Германии, Франции принудили Порошенко продолжить минский процесс. Встреча контактной группы в Минске была назначена на 24 и 26 декабря. Как пояснила представитель ОБСЕ Хайди Тальявини, предстоит обсуждать четыре блока вопросов: прекращение всеми сторонами огня, отвод тяжелой техники, обмен пленными по принципу «всех на всех», доставка гуманитарной помощи в Донбасс.

Лидеры ДНР–ЛНР заявили, что если к этому времени будет разработан готовый для подписи документ, то в Минск поедут они, если же встреча будет проходить в режиме согласования, то поедут уполномоченные представители республик.

В переговоры вступаем, но всячески им препятствуем

Не имея более возможности отказываться от самой встречи и ее формата, украинская власть стала шкодничать по другим направлениям. Желая свести к минимуму освещение своего контакта с представителями ДНР–ЛНР, она настояла на абсолютной закрытости хода переговоров, а также потребовала, чтобы не было подхода его участников к журналистам. Изменено было и место встречи. Вместо величественного «Президент-отеля» она состоялась в более скромной бывшей резиденции президента Белоруссии Dipservice Hall.

Ну, никак не хочется, чтобы мир в очередной раз увидел, что представители республик совершенно не смахивают на боевиков, а тем более на террористов. Как продолжать навязывать им такой имидж, если на их лице и в их поведении нет агрессии, они без камуфляжа и автоматов, не угрожают насилием, сидеть с ними за одним столом не брезгует ни уважаемая ОБСЕ, ни сама власть, принимающая сторона предоставляет для переговоров самые лучшие апартаменты? Наоборот, они предстают как уважаемые люди.

Во-вторых, власть знала, что за исключением освобождения военнопленных, по другим заявленным пунктам не пойдет ни на какие соглашения. Ее настрой, в частности, передают слова замглавы АП Валерия Чалого: «Я думаю, что ожидать сегодня (24.12. – Авт.) прямо результатов не стоит. Я думаю, что сегодня начнется эта работа, и она должна в пятницу до конца дня выйти на какой-то конкретный результат».

А зачем афишировать безрезультатные переговоры? Зачем миру знать, по чьей вине они стали таковыми? Кроме того, если нет публичного освещения их хода и итога, то по этим позициям можно беспрепятственно подавать выгодную интерпретацию в конфиденциальных разговорах с Ангелой Меркель. Не будет же она перепроверять информацию в ОБСЕ, а тем более у Михаила Зурабова.

Двухэтапная встреча – хитрость власти, которая позволяет провести заседание, предложить неприемлемые для ДНР–ЛНР решения и, соответственно, отложить следующий раунд переговоров на неопределенное время. Согласие, мол, не получается.

Состоянием на 23 декабря не было подготовлено ни одного документа, который можно было бы подписать в Минске. Украинская сторона отказывалась рассматривать все четыре блока вопросов, несмотря на то, что их приняла и ОБСЕ и лидеры Германии и Франции. А побывавшие в Киеве представители ООН выразили особую обеспокоенность ситуацией, в которой оказались пенсионеры, работники государственной сферы по оказанию первоочередных услуг населению и те, кто работает и находится в больницах, домах престарелых, детских домах и тюрьмах. Они выразили надежду, что украинское правительство в ближайшее время достигнет консенсуса в решении гуманитарных проблем жителей неподконтрольных Киеву территорий.

Не была удовлетворена просьба ДНР на проведение предварительной скайп-конференции. Республики не только не получили приглашений на встречу, но даже не были проинформированы о ее дате.

Ясность по последнему вопросу появилась только около полудня. Дабы переговоры не были сорваны уполномоченные представители ДНР–ЛНР Денис Пушилин и Владислав Дейнего, отправились в Белоруссию, не получив официального приглашения. Планы украинской власти добиться их отсутствия за столом переговоров путем затягивания с приглашением были сорваны.

На российскую сторону возобновилось давление США. Официальный представитель Госдепа Мари Харф с самого утра (в США) заявила: «У России есть выбор – либо продолжать загонять свою экономику в пропасть, либо выполнять взятые на себя обязательства». Под выполнением РФ взятых на себя обязательств, естественно, понимается полное соглашательство с предложениями Киева.

В то же время официальный представитель генсека ООН Стефан Дюжаррик призвал участников контактной группы придерживаться минского протокола и конкретных решений.

Поздно вечером стало известно, что начало встречи запланировано на 14 часов по Киеву, повестка остается прежней: отвод артиллерии и средств залпового огня на безопасное расстояние от линии соприкосновения, обмен пленными, снятие экономической блокады Донбасса и введение в действие закона об особом статусе этого региона.

24 декабря время встречи было перенесено на 16 часов. Глава ДНР Александр Захарченко сообщил, что Денис Пушилин получил от него указания только по одной теме – обмену военнопленных по формуле «всех на всех». По остальным вопросам решения будут приниматься исходя из того, как они будут озвучены во время переговоров.  О приоритетности проблемы обмена пленными сообщил и замглавы АП Валерий Чалый. О готовности передать 225 заложников СБУ заявила еще до старта переговоров.

Чалый же, высказав предположение, что ожидать результатов прямо 24 декабря не стоит, работа должна быть продолжена в пятницу, послал четкий сигнал того, что никакой завершенности по всем другим пунктам не будет. Республики к такому развитию событий были готовы. «Надеемся обменять «всех на всех», а больше мы особо ничего не ждем», – заявил Александр Захарченко. Разве можно ожидать отвода войск, если Украина ничего не отвела, – риторически он.

С выступления Чалого также стало понятно, что основную ставку власть делает на «нормандский» формат. Трехстороння группа решает оперативные тактические вопросы, но есть вопросы политического характера, – просветил он публику по поводу двухступенчастости переговоров.

Не имея ни малейшего намерения поддерживать согласованные с ОБСЕ пункты повестки дня о немедленном прекращении огня и выход на конкретные договоренности по отводу тяжелого вооружения вдоль линии разграничения, власть публично высказывала свои большие ожидания на сей счет. Распространением не соответствующих действительности посылов занимался МИД.

Новой встречи в Минске не допускаем

После почти 8-часового заседания переговорщики покинули Dipservice Hall, не проронив ни слова для журналистов, все это время ожидавших их.

Встреча была подготовительной, тяжелой, раскрывать пункты и результаты некорректно по отношению к сторонам, дата и время следующего заседания пока под вопросом, находится в обсуждении, – так прокомментировал итоги один из ее участников Денис Пушилин. Но то, что Леонид Кучма покинул Минск сразу же после завершения мероприятия, стало явным признаком того, что 26 числа продолжения не будет. Без сомненья можно говорить о том, что такие директивы он получил, еще находясь в Киеве.

Не знаю, понял ли замминистра обороны РФ Анатолий Антонов, накануне высказавший надежду на положительный исход минского разговора, что его итог не мог быть результативным, какие бы благоприятные условия для окончания войны не создавались. Возможно, украинские военные, с которыми контактируют военные РФ, действительно хотят мира и стабильности, но будучи пешками в руках высшего руководства Украины, они вслед за своими патронами всего лишь играют в миролюбие и соглашения. Раз нарушив конституционную норму о том, что армия не может быть использована против своего народа, во весь рост запятнав себя кровью своих соотечественников, они не найдут в себе мужества отказаться от применения оружия против сограждан.

Со слов пресс-секретаря белорусского МИД Дмитрия Мирончика стало понятно, что информация о возможной встрече контактной группы 26 декабря будет позже распространена самой группой.

Официальный представитель российского МИД Александр Лукашевич выразил надежду, что диалог будет продолжен в самые ближайшие дни, стороны не разъехались просто так, а взяли паузу для отработки своих позиций. В том же ключе высказался и президент Белоруссии Александр Лукашенко: думаю, что следующее заседание не за горами, деваться некуда – надо встречаться и договариваться.

В то же время в прессе началась дискредитационная кампания по отношению к представителям ДНР–ЛНР. «Немецкая волна», например, характеризовала их как абсолютно некомпетентных, не принимающих решений людей, которые, к тому же, не в курсе достигнутых ранее договоренностей.

Смена лиц, представляющих республики, таким образом, была использована для оправдания неуступчивости власти. Можно также предположить, что расчет делался на то, что, Пушилин и Дейнего окажутся более податливыми, нежели Плотницкий и Захарченко, захотят отметиться достигнутыми договоренностями, независимо от того, насколько они соответствуют интересам республик. Но эти ожидания, как видно, не оправдались.

Переговорщикам от республик также вменяются попытки подвергнуть подписанные договоренности ревизии. Но, как показано выше, именно Украина занимается пересмотром соглашений и делает это с момента их достижения.

Украинская власть, например, ставит на первое место установление контроля над границей, в то время, как ни в протоколе от 5 сентября, ни в меморандуме от 19 сентября такого пункта нет вообще. Близкий к этой теме пункт 4 минского протокола звучит так: «Обеспечить постоянно действующий мониторинг на украинско-российской государственной границе и верификацию со стороны ОБСЕ с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и РФ». Выведение войск в первом документе находится на третьем сзади 10-м месте, во втором документе – на последнем месте. А вот последняя позиция плана Порошенко – договоренности по линии разграничения в меморандуме от 19 сентября занимает 4-е место.

А ведь в оглавлении документа указано, что он направлен на имплементацию мирного плана президента Украины П. Порошенко.

Представители республик настаивают на выполнении всех пунктов минского протокола и меморандума, справедливо отмечая, что невыполнение одних из них перечеркивает возможности для реализации других. Если, например, армия ДНР–ЛНР прекратит оборону, то без действия закона об амнистии под жесточайшие репрессии попадет множество людей, не державших в руках оружия, как это происходит на «освобожденной» территории. И это без учета особенностей нынешней власти, попирающей даже принятые ею законы.

В полдень 26 декабря Дмитрий Мирончик сообщил, что переговоров по урегулированию ситуации в Украине в этот день не будет. Дата проведения новой встречи оставалась несогласованной, как и ее форма (прямая или дистанционная).

Представитель ОБСЕ Дидье Буркхальтер 26 декабря выразил надежду, что новая трехсторонняя встреча контактной группы будет проведена без дальнейших задержек.

Со слов Дениса Пушилина также стало известно, что есть определенные подвижки в вопросе снятия экономической блокады Донбасса, но пока документы не подписаны, говорить о них рано.

25 декабря между участниками минских переговоров продолжались скайп-конференции. Вечером даже говорилось о том, что встреча таки состоится в ранее определенный строк, т. е. 26 декабря.

От первых лиц республик также стало известно, что, как и было предложено 24 декабря, они подготовили и отправили в адрес ОБСЕ для ознакомления текст односторонних заявлений по итогам встречи, а также проект протокола, который в случае парафирования украинской стороной, готовы подписать главы Донецкой и Луганской республик. По состоянию на утро 26 декабря никаких встречных шагов украинская сторона не предприняла, но продолжала заявлять о намерении провести в этот день встречу контактной группы.

Как понятно со слов Владислава Дейнего, представитель ОБСЕ на минских переговорах Хайди Тальявини 24 декабря на правах арбитра неоднократно пыталась подтолкнуть украинскую сторону к компромиссу с представителями республик. И это стало еще одной причиной того, что власть оборвала минский процесс и полностью переключилась на «нормандский» формат, где нет примиренческой по своему предназначению ОБСЕ, а главы Франции и Германии склонны больше заниматься обвинениями в адрес России, нежели искать взаимоприемлемый выход из положения.

В СМИ, тем временем, появилась информация, объясняющая безрезультативность встречи – Киев настаивал на безусловном возвращении Донбасса в политическое поле Украины.
Подтверждением этому являются телефонный разговор Порошенко с Меркель от 27 декабря и его выступление на пресс-конференции 29 декабря. «Вернуть временно оккупированные территории под контроль украинской власти. Возобновить на этих территориях украинский суверенитет», – таков лейтмотив его виденья стойкого и длительного мира, изложенный перед журналистами. Впрочем, эти тезисы звучат рефреном с начала донбасского сопротивления.

И именно таких претензий власти следовало ожидать на переговорах, исходя из целого ряда обстоятельств, а именно, существенного материального и человеческого усиления украинской армии, настроя высшего руководства страны на подавление сопротивления, а не на поиск устраивающего обе стороны решения, четко обозначенную военную поддержку США, политическую поддержку лидеров Евросоюза, финансово-экономические проблемы России.

Продолжение следует
Tags: перспективы Донбасса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments