zagulska (zagulska) wrote,
zagulska
zagulska

Categories:

ДОНБАСС: ВЛАСТЬ ПРОДОЛЖАЕТ ВОЙНУ

ДОНБАСС: ВЛАСТЬ ПРОДОЛЖАЕТ ВОЙНУ – 4

Ольга Загульская

Конфликт подтверждается цифрами

Вопреки поддержанной ОБСЕ программе переговоров, в качестве ключевой меры урегулирования конфликта власть считает перекрытие границ и выведение войск, и только после этого предвидятся договоренности о выходе на линию размежевания. Но если такой порядок действий будет принят и войска с оккупированных, по версии власти, территорий будут выведены, то разделять будет некого, все донбасское пространство займет украинская армия.

«Как только войска будут выведены, никакого конфликта не будет. Его не существует. Он – надуманный. И первые шаги на освобожденных территориях являются ярким тому подтверждением. Пусть поедут в Славянск, Краматорск, Лисичанск, Северодонецк, Мариуполь, и увидят, каким образом возобновляется украинская власть на освобожденных территориях», – продолжил свою мысль Порошенко.

Чтобы увидеть есть или нет конфликт между центральной властью и жителями Донбасса, надуманный он или реальный, не обязательно туда ехать, достаточно взглянуть на результаты голосования на последних парламентских выборах.

В Славянске президентская и премьерская партия вместе получили 21,47 %, в Краматорске – 23,52, в Мариуполе по округу 57 – 13,86, по округу 58 – 17,3, в Северодонецке – 23,85, в Лисичанске – 19,36 % голосов избирателей. Результаты Оппозиционного блока и коммунистов – 50,38%, 46,76%, 67,60%, 60,19%, 53,03%, 48,32 % соответственно. Но и это не показатель. Отношение дончан и луганчан к киевской власти в полной мере раскрывает количество лиц за нее проголосовавших. В Славянске таких набралось 9083 человека из 142 306 внесенных в избирательные списки, в Краматорске – 11 931 из 153 629, в Мариуполе по 57 округу – 6883 из 168 295, по 58 округу – 9140 из 167 401, в Северодонецке – 6550 из 92 859, в Лисичанске – 4219 из 91 229.

И это при том, что в этих городах сконцентрированы большие воинские подразделения, там собрались поклонники власти или ее подхалимаши со всего Донбасса, в информационном пространстве присутствуют только украинские СМИ, транслирующие исключительно точку зрения власти, все, кто оказывал или оказывает ей сопротивление, задержаны или находятся в розыске, им грозят максимальные строки наказания, т. е. налицо политика запугивания.

Как видно из итогов парламентской кампании, большинство жителей региона или сбежало от именуемых себя освободителями, или бойкотировали назначенные ими выборы, или нашли в себе смелость отдать свой голос за партии, которые власть жестко клеймит и преследует, в том числе в уголовном порядке.

Все это свидетельствует о том, что Донбасс не приемлет украинской власти, она получила контроль над частью этих территорий только потому, что применила оружие и им же удерживает свои позиции. Возвращение региона в политическое поле Украины – антиконституционное насилие над его жителями, ибо, согласно Основному закону, народ, как единственный носитель власти, определяет как государственное устройство, так и тех, кому осуществлять государственное управление. Как показали выборы, народ Донбасса в качестве своих правителей нынешних представителей киевского властного олимпа не видит.

Отсюда возникает вопрос, почему 5 миллионов людей (из 34 миллионов достигших совершеннолетия) лишены права определять свое бытие, почему их сделали мировыми изгоями, почему судьба этих людей отдана на откуп чуждым им киевским властителям, причем нелегитимным?

Президентские выборы при президенте, не устраненном со своей должности в законном порядке – незаконны, а незаконный президент, в свою очередь,  не может назначить законные парламентские выборы. Не говоря уже о том, что все органы власти Украины функционируют в неконституционном поле, поскольку закон о возвращении Конституции 2004 года не подписан законным президентом, т. е. этот Основной закон не имеет законной силы. Все, кто занимают государственные должности, таким образом, сплошные фейки. Им нести наказание за тяжелейшее преступление против государственности, а не принуждать носителя власти к чему-то посредством оружия.

Если уж Ангеле Меркель и стенать по нарушенному праву нации на самоопределение, то жертвой такого рода насилия как раз являются жители Донбасса. Это их общечеловеческое и конституционное право на самоопределение растоптано, и растоптано теми, кто сильнее, а сила эта получилась за счет неконституционного применения армии и противоречащей международному праву поддержки Евросоюза и США. Как говорят в таких случаях, чья бы корова мычала.

Особо подчеркиваю, что приведенные выше результаты волеизъявления получены на территории, где не было не только российских регулярных войск, но и российских добровольцев, т. е. не являются следствием права сильного в лице России, как это преподносит Меркель. Если кто на этих людей и давил, то это вооруженные до зубов украинские силовики и представители центральной власти. Кроме того, результаты этих парламентских выборов признаны мировым сообществом.

Остановка переговоров не могла не взволновать тех, кто искренне желает мира на Донбассе. 28 декабря глава внешнеполитического ведомства Германии Франк-Вальтер Штайнмайер распространил заявление, в котором поддержал усилия ОБСЕ, направленные на то, чтобы как можно скорее собрать вместе всех участников Контактной группы за столом переговоров. Он призвал все стороны, включая Россию, конструктивно использовать свое влияние на участников конфликта и таким образом сделать важный вклад в стабилизацию ситуации. Время поджимает, ради граждан Украины представители мирового сообщества, участвующие в процессе урегулирования, должны работать над воплощением в жизнь минских договоренностей и улучшения ситуации всеми силами, – резюмировал он.

29 декабря он имел разговор с коллегой из России Сергеем Лавровым, в ходе которого была подчеркнута необходимость дальнейших усилий по выполнению минских договоренностей и налаживанию общеукраинского диалога, нацеленного на разрешение кризиса.

С первых дней нового года свою миротворческую работу продолжила «нормандская» группа. 2 января главы МИД квартета по телефону обсудили пути содействия урегулированию ситуации и высказались за необходимость скорейшего созыва очередной встречи Контактной группы. 3 января Франк-Вальтер Штайнмайер высказал надежду, что в 2015 году прогресс в разрешении кризиса в Украине возможен. В тот же день стало известно, что на 5 января запланирована встреча четверки на уровне политдиректоров, а после 7 января соберутся главы внешнеполитического ведомства этих стран.

Очередной виток мошенничества

Вечером 27 декабря Порошенко провел телефонный разговор с Ангелой Меркель. Меркель высказала сожаление о том, что переговоры в Минске не были доведены до конца, и, как понятно из сообщений СМИ, причиной этому Петр Алексеевич назвал неуступчивость республик по конфигурации линии разграничения. Вследствие, канцлер Германии призвала Россию оказать давление на ДНР–ЛНР и таким образом создать условия для продолжения диалога.

В  ходе беседы Порошенко акцентировал внимание на своих достижениях: освобождении 150 военнопленных и доставке гуманитарного груза на «оккупированную» территорию. Первым пунктом он убеждал канцлера в правильности военных действий (освобождаем заложников, захваченных террористами), вторым – демонстрировал свою заботу о находящихся под властью «боевиков» мирных жителей, сглаживая, таким образом, негативное впечатление от инициативы по экономической блокаде Донбасса и пытаясь уйти от положенных финансовых выплат региону.

Пользуясь благосклонностью Меркель, он также попытался навязать ей свою формулу мирного урегулирования и свою последовательность действий: закрытие границы, выведение иностранных войск, выход на линию разграничения.

29 декабря свое виденье касательно Донбасса Порошенко озвучил на итоговой пресс-конференции. Противоречивое, надо сказать, что закономерно, когда человек имеет в мыслях одно, а для публики говорит другое.

Первое, что бросилось в глаза – выпячивание приверженности минскому процессу, что понятно, исходя из запрограммированного провала минской встречи, на которую мир возлагал большие надежды. Работа Контактной группы представляется не иначе как имплементация президентского мирного плана. Утверждается, что Украина четко и последовательно выполнила все обязательства, которые на себя брала.

А то, что переговоры 24 декабря окончились ничем, дак, не виноватая я, – убеждал Петр Алексеевич. Я за то, чтобы на базе минских договоренностей перемирие превратилось в устойчивый и длительный мир. Возвращение временно оккупированных территорий под контроль украинской власти и восстановление украинского суверенитета там – тоже исключительно в рамках минского процесса. Я двумя руками за продолжение этих переговоров. И вообще, военного решения по Донбассу не существует, только политическое.

Но как только произойдут первые наступательные операции, немедленно будет введено военное положение, никто не будет колебаться ни минуты. Никаких компромиссов по территориальной целостности не будет, Украина не продается. Сейчас никто нас не сдерживает, чтобы мы действовали эффективно. На этот случай разработан план действий для высших должностных лиц, разрабатывается план перехода экономики страны на военные рельсы. А вот для наступления сил не хватает, с российской армией ведь воюем, а до Тихого океана для воссоединения с союзниками уж очень далеко. Пока же на Россию пойдем санкциями. Они будут введены в ближайшее время и в том объеме, что и европейские.

Жду не дождусь, чтобы это чудо увидеть: украинские банки отказывают российским в предоставлении кредитов, Путин просит-умоляет одолжите хоть наши три миллиарда, украинские компании блокируют поставку оборудования, газовая и нефтетрубы ставятся на задвижку, линии электропередач обрезаются, все заробитчане под угрозой пожизненных европейско-американских санкций возвращаются домой. Словом, ждет нас жизнь, как в раю. Там ведь всего этого точно нет. А вот кляти москали пусть захлебнутся своей нефтью и удушатся своим газом!

Не мог не упомянуть президент и самое сокровенное – несбывшуюся мечту о перекрытии границы и выводе якобы иностранных войск как единственно приемлемом способе разрешения конфликта. А политическое урегулирование, в его представлении, – только после местных выборов по украинским законам, реально по беззаконию, главным элементом которого является устранение всех неугодных соперников.

Обращает на себя внимание и комментарий на замечание по поводу целесообразности режима прекращения огня – с момента введения режима артиллерийской тишины не погиб ни один солдат, освобождено 1500 украинских военнопленных, не было б мира, не известно, остались бы эти люди живыми. И ни слова о благах мира для Донбасса и его жителей, что является еще одним подтверждением тому, что украинская верхушка сражается за территорию и ее богатства, и если кто-то живой этому мешает, то для него одна судьба – истребление безо всякого сожаления.

Заявляя, что никакого другого формата, кроме минского, не создается, Порошенко в то же время сообщил, что 15 января в Астане состоится встреча в нормандском формате на высшем уровне и уже идет подготовка проектов решений.

Вдохновения на игру в миротворчество Порошенко, впрочем, хватило только на один день. Уже 30 декабря президент, находясь во Львовской области, со словами «теперь нам есть чем защищаться» передал военным около 100 единиц военной техники и вооружения, вручил сертификаты на станции контрбатарейной борьбы американского производства, обещал оборонный бюджет в размере 5 % ВВП (90 млрд грн.), ознакомился с новым комплексом контрминометной борьбы, разработками беспилотников, сверхточным артиллерийским оружием, т. е. тем вооружением, которое используется на Донбассе.

Манипуляции с помощью военных

Власть также придумала, как ей сохранять видимость приверженности переговорам, не возобновляя минский процесс. Общение с республиками она перевела на уровень консультаций между военными.

29 декабря в Доме правительства в Донецке состоялось закрытое совещание между военными ДНР и ВСУ с участием российских военных. Предмет разговора – меры по прекращению огня, отвод тяжелой техники и обмен пленными. Особое внимание, по словам начальника пресс-центра Генштаба Владислава Селезнева, было уделено недопущению увеличения случаев ведения огня и применения тяжелого вооружения,  а также прекращению огня в районе донецкого аэропорта и Песков. Но, как и следовало ожидать, никаких документов подписано не было. Ну не отзывать же еще раз подпись. Правда, было анонсировано скорое подписание протокола намерений о полном прекращении огня. На 31 декабря была намечена еще одна встреча.

31 декабря встреча при участии ВСУ, ОБСЕ и ЛНР прошла в Луганске. После окончания переговоров их участники не стали делать каких-либо заявлений для прессы и отказались от комментариев. Не подписывались и официальные документы. Но, по мнению Владислава Дейнего, успехом является сам факт переговорного процесса в таком формате, видна заинтересованность всех сторон в решении вопроса.

На этом все застопорилось. Следующую встречу военных республики ожидают не ранее, чем после встречи лидеров Франции, Германии, России и Украины в Астане.

И хотя переговоры между военными под влиянием украинских властей обречены на безрезультативность по определению, они всполошили поднявшихся на войне и живущих за ее счет командиров добровольческих батальонов. Семен Семенченко заявил о готовности влезть в эти мутные дела, чтобы, чем черт не шутит, не договорились до совместного парада.

Но, как я полагаю, участившиеся обстрелы позиций армий ДНР–ЛНР, комбатов успокоили. Украинские военные уже давно забыли об офицерской чести, обманывать противника, пожимая ему руку,  им ничего не стоит.

Как следствие такой политики, не выполнен пункт 4 минского меморандума об отводе тяжелого вооружения через сутки после установления режима тишины, хотя наблюдатели ОБСЕ видели переписку между украинскими и российскими начальниками СЦКК и представителями ЛНР И ДНР, свидетельствующую о готовности сторон к отводу крупнокалиберных орудий.

11 декабря военные ДНР–ЛНР начали выводить артиллерию калибром выше 100 мм в одностороннем порядке и заявили, что если все будет развиваться по плану, то последует отвод личного состава.

Это действие 14 декабря в открытой версии доклада подтвердила ОБСЕ. Согласно этому сообщению, ЛНР начала отводить тяжелую технику между населенными пунктами Трехизбенка и Новокиевка, а ДНР – между населенными пунктами Пищевик и Гранитное.

12 декабря предоставили украинским военным гуманитарный коридор, чтобы провести ротацию военных, окруженных в донецком аэропорту, и доставить им продовольствие.

В то же время, представитель пресс-центра АТО заявил, что силовики приступят к отводу вооружения только по распоряжению высшего руководства.

Состоянием на 12 декабря заместитель руководителя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хаг отметил, что буферную зону пока нельзя считать безопасной.

Европейские лидеры, тем временем, настаивали на том, что оружие должно быть отведено от линии соприкосновения. В преддверии саммита ЕС об этом, в частности, сказал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. В качестве приоритетной эту задачу определили и участники «нормандской» группы на уровне глав государств во время телефонного разговора от 16 декабря.

Власть объясняла свое бездействие по этому направлению тем, что противник не соблюдает режим тишины. Мы же сможем приступить к отводу тяжелых вооружений только тогда, когда поймем, что огонь не ведется, – заявил 16 декабря главком ВСУ Виктор Муженко.

Петр Порошенко выставил дополнительные условия. Отведение тяжелой техники должно корреспондироваться с подготовкой политического процесса, отменой незаконных выборов на территории Донбасса и организацией местных выборов, – заявил он в ходе поездки в Харьковскую область 6 декабря, несмотря на то, что в минском меморандуме никакие ограничения для этой процедуры не прописаны.

После завершения декабрьской встречи в Минске представитель генштаба Александр Размазнин заявил, что отвод артиллерийских систем калибром 100 мм и выше на установленное расстояние начнется после 26 декабря. Но его тут же поправил пресс-секретарь Генштаба Владислав Селезнев. По его словам, конкретная дата начала этого этапа не определена. Украинская сторона будет готова отвести артиллерию тогда, когда будет прекращен обстрел ее позиций в течение суток, как того требует минский меморандум.

Но такие условия не раз были и более длительное время, чем 24 часа. «Я могу вас поздравить, сегодня (16 декабря) была первая ночь, когда у нас не было ни одного обстрела, нарушения режима прекращения огня, и сегодня мы ставим перед собой цель – реализацию имплементации мирного плана президента Украины, который имплементирован в виде минского меморандума», – заявил Порошенко, представляя нового секретаря СНБО Александра Турчинова. «Режим прекращения огня работает, и не гибнут украинские военные» – рапортовал президент 29 декабря.

17 декабря официальный представитель Специальной наблюдательной миссии ОБСЕ Майкл Бочуркив объявил, что случаев использования тяжелой артиллерии не было в течение последних несколько дней. «Минувшие сутки на Луганщине были на удивление спокойными», – написал 19 декабря на своей персональной страничке губернатор области Геннадий Москаль.

С другой стороны, что стоит завязать перестрелку? Уже 9 декабря вечером была жестко обстреляна Горловка.

Ну а перед началом вынужденного воздержания власть настрелялась всласть. С 8 на 9 декабря в Донецке стрельба и артиллерийские залпы не стихали всю ночь. Один человек погиб, пять человек пострадали. Вследствие артобстрела города осколками снарядов были повреждены десятки метров распределительных газопроводов, здание газораспределительного пункта. Все, как видим, делалось для того, чтобы уничтожить как можно больше инфраструктуры.  Они сами себя обстреливают, – в привычной для себя манере заявил представитель пресс-центра АТО Алексей Дмитрашковский.

Прекращение стрельбы со стороны силовиков 9 декабря, кстати, показало, что Порошенко полностью управляет войсками. Если от него поступает команда не стрелять, то не стреляют. Отсюда также следует, что в условиях перемирия украинские силовики ведут огонь не сами по себе, а по приказу верховного главнокомандующего или с его согласия.

Уже к вечеру 9 декабря, как и следовало ожидать, памятуя судьбу предыдущего перемирия, украинские военные начали распространять информацию об обстрелах со стороны ополченцев, в т. ч. с применением «Градов», минометов, гранатометов, противотанковых управляемых ракет, зенитных установок. Они якобы зафиксировали 13 таких случаев, 11 декабря – 22, 13 декабря – 11, 14 декабря – 14 случаев. 17 декабря силовики сообщили уже о 26 обстрелах. Состоянием на 18 декабря совокупное их число якобы достигло 119 случаев. По сообщению от 2 января, перемирие было нарушено 16 раз, от 4 января – 22 раза.

Обвиняя республики в нарушение режима тишины, силовики все время подчеркивают, что вооруженные силы Украины полностью придерживаются условий прекращения огня.

Представители республик эти сообщения опровергают и приводят примеры нарушения режима тишины их противниками. К 14 декабря количество обстрелов их дислокации возросло до 10. 20 декабря они сообщили о 15 обстрелах их позиций. В Горловке в результате артобстрела погиб ребенок. По данным ДНР от 1 января силовики нарушили перемирие 15 раз, от 2 января – более 20 раз, три человека убиты. 4 января местные жители в соцсетях написали, что в Донецке возобновились бои, ранено 14 человек.

Республики также зафиксировали наращивание украинской военной группировки.

Время от времени силовики сообщали о тенденции к сокращению интенсивности и числа обстрелов. Ведь для власти обстрелы – палка с двумя концами. С одной стороны, они как бы являются свидетельством «агрессивной вражеской активности», с другой, – возрастание интенсивности обстрелов активизирует усилия европейцев в плане проведения переговоров, что тоже плохо.

Но с началом 2015 года задача сдерживать обстрелы, по всему видно, отпала. А это значит, что грядут новые обвинения в адрес России, с тем, чтобы европейцы усилили против нее санкции. Ну а американцам для этого уже и поводов не надо.
Tags: перспективы Донбасса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments